АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2008/Номер от 1.07.08/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Доверять можно профессионализму, знаниям»
04.07.2008 12:26

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Доверять можно профессионализму, знаниям»

Автор  Портмоне

Чуть меньше года назад мы решили организовать газету. Дело для нас было новое. Нужен был грамотный юрист. Оказалось, что никто из знакомых нам служителей Фемиды не мог дать полную консультацию. «В работе СМИ всегда столько нюансов…» Мы стали искать человека, готового вникнуть во все эти нюансы. Им оказался кандидат юридических наук, частный нотариус Дмитрий Владимирович Журавлёв.

— Когда мы искали, кто бы мог помочь в организации газеты, нам сказали: «Есть только один. Попробуйте к нему попасть. Но учтите, он может не захотеть с вами работать».

— Да что вы! Это не так. Когда человек становится чуть-чуть публичным, ему начинают приписывать то, чего он и не подозревает. Я не такой. Ко мне попасть можно совершенно свободно. Я веду приём. Вопрос в том, что я часто перемещаюсь по городу, не всегда меня можно застать в кабинете. Я ещё преподаю в юридическом институте.

— А что вы преподаете?

— Я доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Запорожского юридического института ДДУВС Украины. Кроме того, есть ещё много общественных нагрузок, которые надо выполнять. Что касается работы со СМИ, так сложилось исторически.

Я был причастен к организации, регистрации некоторых печатных изданий. Я работал с газетой «Комсомолець Запоріжжя», участвовал в преобразовании его в «МИГ», в организации журналистской организации «МИГ», работал с «Досье», помогал областной журналистской организации, обращались из телерадиокомпании.

— В работе юриста со СМИ на самом деле есть какие-то особенности?

— В СМИ всегда есть нюансы. С юридической точки зрения всё просто: это хозяйственные общества. Иногда, если это АО и одним из учредителей является физлицо, то нужна регистрация у нотариуса. Это бывает редко, возможно, не все дожимают юридическую базу. Людям свойственно приукрашивать действительность. Описательная часть в истории зависит от фантазии историка, от того, насколько он творческий человек.

— О работе адвоката, юриста говорят как о профессии, где необходимо виртуозно владеть словом: много казуистики, много нюансов в толковании законов. Насколько это важно для работы нотариуса?

— Об адвокатах говорят, что они обладают даром не говорить даром. А нотариусы всё больше пером владеют. Говорят, нотариус облекает волю сторон в плоть Закона. Поэтому нотариусу намного важнее владеть нормативной базой. Вся мысль излагается на бумаге, которая потом будет храниться десятилетиями, а то и столетиями. У нас в нотариальной конторе документы хранятся 15 лет. Потом передаются в нотариальный архив, где временно хранятся 75 лет. А есть документы постоянного хранения, например реестр нотариальных действий. То есть они будут храниться, пока не истлеют физически.

— Считается, что ваша работа очень интимна, индивидуальна, что сложно создать эффективно работающую бизнес-сруктуру. А вы расширяетесь...

— Расширяемся. На самом деле, это скорее вопрос психологической совместимости, доверия, всегда сложно ужиться в одном коллективе, под одной крышей. Мы организационно едины. У нас одна приёмная, одно помещение. Но каждый ведёт свой архив, работает со своими клиентами.

— То есть каждый работает отдельно. А ваша фамилия является брендом?

— Надо ответить что-то о скромности. Если серьёзно, речь может идти об определённом уровне доверия, статусе. Если вы ходите к врачу, вы открываете ему свои физические, внутренние проблемы. Лишь бы кому не откроете же. Так и с нотариусом. Речь может идти об очень внутренних, интимных проблемах. Иногда и душу нотариусу приходится открывать. Мы же являемся хранителями тайны, тайны совершения нотариальных действий. Поэтому так важно доверие. Доверять можно профессионализму, знаниям, каким-то чисто человеческим симпатиям.

— Говорят, что возникновение нотариальной конторы, в которой работают несколько нотариусов, зависит ещё и от отношения гипотетического руководителя этой конторы к конкуренции со стороны других нотариусов.

— Мы с моей коллегой работаем вместе с 1995 года. Совершенно не собираемся что-то менять. Третий нотариус — это моя супруга.

— Удобно работать вместе с супругой в одной конторе?

— Я могу её за весь день увидеть утром, когда приехали на работу, и вечером, когда уезжаем. И дойти до неё ещё надо, целых 15-20 метров. Если серьёзно, этот фактор очень помогает. Она прикрывает тылы, когда я по каким-то причинам отсутствую. Недавно вернулись с празднования 15-летия Нотариальной палаты. Отмечалось это достаточно пышно: с привлечением широкой юридической общественности. Наша контора, кстати, является представительством Укринюрколлегии. Это адвокаты по иностранным делам. То есть если у гражданина возникают вопросы по защите его прав за рубежом, мы проводим первичную консультацию. Либо принимаем какое-то решение, либо обращаемся в центральный офис.

— Вы жёсткий руководитель?

— Я родился в год Обезьяны и под знаком Скорпиона, человек я общительный, могу и кулаком по столу стукнуть. В целом, пока всё хорошо, я общаюсь на работе спокойно. При каких-то форс-мажорных обстоятельствах для ускорения процесса, наверное, могу повысить голос.

— Что делаете в ситуациях форс-мажора?

— Стараюсь, конечно, не допускать их. У меня какие могут быть форс-мажоры — могу опаздывать с одной встречи на другую. Опаздывать не люблю. Понимаю, что раз человек пришёл, значит, у него проблема. В таких ситуациях прошу своих помощников занять чем-то клиента, напоить чаем, отвлечь. В работе нотариуса бывает свой форс-мажор, когда стороны нотариального действия не находят согласия, идут в суд, тогда привлекают нотариуса в качестве некоего третьего лица для предоставления дополнительной информации. А так особых форс-мажоров не бывает.

— Часто приходится быть психологом, восстанавливать мир и согласие между сторонами? Или у вас в кабинете уже сплошное согласие?

— Вообще, у нотариуса уже всё должно быть по согласию. Так и бывает. Нотариальный процесс строится так, что нотариус включается в работу после подписания договора, то есть после достижения согласия. Я удостоверяю подписание договора. До того, как стороны вошли в кабинет, уже всё должно быть оговорено. Иногда приходится выступать юридическим советником одной из сторон, оставаясь при этом беспристрастным. Бывает, конечно, когда стороны договариваются осуществить расчёт после подписания всех документов, а потом принципиальным вопросом вдруг оказывается сумма в 50 гривен. Тут надо быть и психологом.

— Когда-то количество нотариусов определялось численностью населения. Сейчас в центре города примерно одинаковое количество нотариусов и аптек. Изменился ли стиль работы нотариусов в связи с изменением их количества?

— Это ошибочное представление о количестве нотариусов — есть только эффект присутствия. Сейчас в Запорожье около 90 нотариусов, из них государственных — до 10. Раньше было около 65 человек. У нас в городе количество нотариусов выросло ненамного. Нотариальные конторы открываются в местах скопления народа, в центральных районах. На Бабурке, например, работает всего 4 нотариуса на 200 тысяч населения. Это мало или много? Аптек больше. Говорить о ёмкости рынка считаю неправильным. Уверен, что нотариат не должен регулироваться рыночными условиями. Это не рыночная профессия. Мы выполняем государственные функции, обладаем очень большими полномочиями и несём большую ответственность за свои действия. К нотариусу должна быть хоть маленькая, но очередь. Все мы люди. И все должны понимать, что могут обеспечить достойную жизнь своей семье, нормальные условия работы своим сотрудникам. Конечно, рынок влияет на нашу работу. Можно открывать нотариальные конторы на каждом углу. Рынок всё отрегулирует, не будет нотариальных действий. Мы сейчас на профессиональном уровне установили намного более жёсткие требования. Введён трёхступенчатый экзамен. После окончания юридического института желающие подают документы на экзамен, допускающий к прохождению практики. Экзамен принимает комиссия из 8 человек: представители Министерства юстиции, Нотариальной палаты, действующие нотариусы. Представитель Министерства в день экзамена привозит тесты в опечатанном конверте. Если всё хорошо, человек проходит стажировку. Сейчас она длится не меньше полугода, планируется увеличить её до 2 лет. Потом второй этап экзамена по той же схеме. Если всё удачно, то не позднее 10-го дня назначается дата третьего экзамена, который проходит уже по билетам. В билете три теоретических и два практических вопроса. Если этот экзамен пройден успешно, тогда вы получаете свидетельство о праве занятия нотариальной деятельностью.

— Стажировку можно проходить у любого нотариуса? Кто кому платит во время стажировки?

— Есть перечень нотариусов, которые имеют право проводить стажировку. Должен быть стаж работы не менее 10 лет. Если это частный нотариус, то должно быть отдельное помещение. Или можно проходить стажировку в государственной нотариальной конторе. Кто кому платит — это большой вопрос. По закону, со стажёром заключается контракт, место стажировки приравнивается к месту основной работы. Теоретически стажирующемуся должны платить заработную плату. Но… Моё глубокое убеждение, что в профессию надо идти через профессию. Надо работать помощниками, консультантами, получать практический опыт. Планируется ввести правило: при наличии юридического стажа не менее 5 лет и из них не менее 2 лет консультантом или помощником, можно не проходить стажировку. Сейчас такого правила нет.

— Как вы стали нотариусом?

— Это было давно. Я работал в корпорации «Хортица» начальником юротдела, потом в юридической фирме «Доверие». Занимался регистрацией предприятий. Плотно общались с Татьяной Александровной Федченко, она тогда была заведующей 2-й нотариальной конторой. Потом она перешла в частный нотариат, я стал её помощником. Опыт практической работы у меня с 1991 года. А нотариусом стал в 1997 году.

— Я думаю, что клиенту гораздо удобнее общаться с юристом, у которого есть практический опыт работы.

— Конечно, не боги горшки обжигают. Я поступал в Киевский университет, потому что это был единственный юридический вуз, который принимал документы сразу после школы. В остальных нужна была служба в армии, опыт работы. Поступил я в Харьковский юридический институт имени Дзержинского уже после армии. Если посчитать, то заканчивали мы институт годам к 27-30, то есть уже зрелыми людьми. Конечно, нужен какой-то жизненный опыт, профессиональный. Иногда, чтобы ответить «да» или «нет», нужно проанализировать в голове 5-6 нормативных актов. Перед этим не мешало бы их хоть один раз увидеть. Я специально стол большой заказал. Когда готовишь какой-нибудь договор, раскладываешь вокруг себя множество документов, как пасьянс.

— Какие качества нужны хорошему нотариусу?

— У нас так быстро меняется нормативная база, такой интенсивный хозяйственный оборот, который требует нотариальной работы, что можно твёрдо говорить — работа наша творческая. Очень важна внимательность.

— Пасьянс не зря упомянули? Увлекаетесь азартными играми?

— В казино не хожу. Люблю играть в преферанс. У нас есть приватный клуб «Ми-9». Клуб настоящий: есть устав, президент, вступительный взнос. Собираемся по четвергам в кафе. Я в клубе состою года три, действительных членов 8 человек. Проигравший угощает игравших, остальное идёт в счёт клуба.

— Достаточно преферанса, чтобы отдохнуть после работы?

— Хожу в спортзал. Есть фитнес-центр «Президент», в простонародье это называется «тягать железо». Я сейчас уже почти маньячу, хотя первой задачей было просто не бросить. Хожу через день; если понимаю, что не получится вечером, иду утром или днём. Бывает отпуск во время майских праздников и во время Нового года. Стараемся всей семьёй ехать на море, получается в Египет и Турцию. Детям там очень нравится. Мне 10-12 дней вполне достаточно, чтобы восстановиться.

— Как вы относитесь к публичности в вашем бизнесе? Особенно, учитывая вашу преподавательскую деятельность?

— Имидж в целом очень важен. Например, бизнесменов и коммерсантов много, а вот сказать: «Я владелец газеты» — это уже совершенно другое, другой уровень. Можно погреться в лучах славы вашей газеты. Я всех своих студентов называю коллегами. Нас называли так наши профессора, и это сыграло свою роль, я считаю. Повышало уверенность в себе, приближало к их уровню. А студенты и сейчас такие же, как и мы были. Коммерциализация, конечно, внесла свою негативную лепту: знают, что всё равно оценку получат. Я, когда начинаю курс читать, на все годы обучения ставлю самую главную задачу: найти работу. Иначе через пять лет с дипломом в руках можно понять, что ты никому не нужен. Думаю, известность не мешает. Объявлений не даю, а визитки раздавать не жалко.

Светлана Фадеева

Во время III Конгресса «Российское государство, общество, нотариат»