АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2008/Номер от 12.08.08/«Трудовой коллектив» как «тяжкое наследие прошлого»
18.08.2008 13:41

«Трудовой коллектив» как «тяжкое наследие прошлого»

Автор  Портмоне

Любая фирма или любой проект начинается как семья. A затем, в зависимости от менеджмента, они либо эволюционируют до команды, либо деградируют до коллектива. В чем разница?

«Как вы яхту назовете, так она и поплывет»

Для Windows, при всем ее изначальном несовершенстве, все же существуют специальные утилиты — «чистильщики реестра» и «удаляльщики старых ненужных ключей», освобождающие операционную систему в вашем персональном компьютере от «тяжкого наследия прошлого». В базовую комплектацию они не входят: в принципе, система может работать и без них, только с каждой неделей — все медленнее и медленнее, а потом в один прекрасный момент начнет хронически «зависать» — и однажды «упадет». Поэтому каждый пользователь со стажем такие программы-«чистильщики» находит и устанавливает сам.

Хроническое «зависание» нашей политической системы и нестабильная работа нашей экономики связаны не в последнюю очередь с тем, что общественные институты, выполняющие роль «чистильщиков реестра» и «мусорщиков», у нас существуют чисто номинально и де-факто не работают. Это все равно, как если бы кто-то скачал откуда-то на свой комп тот же RegCleaner в заархивированном виде, поместил бы этот файл туда, где у него хранятся установленные программы, даже не потрудившись распаковать архив и осуществить инсталляцию программы, а потом еще предъявлял кому-то претензии: «Я ее установил, а она ничего не чистит, комп как вис, так и виснет!»

С чего это системе не тормозить, если никто не дает себе труд убрать весь этот виртуальный мусор — названия, штампы,

понятия прошедшей эпохи, за которыми отчетливо различимы тени иной картины мира и призраки иных общественных отношений?! Тени, упорно не желающие «знать свое место», и призраки, так и норовящие материализоваться.

Речь, разумеется, идет не о памятнике Дзержинскому и не о том, что Запорожский технический университет до сих пор официально носит городое имя Власа Чубаря — одного из основных реализаторов «социального проекта», более известного нам как голодомор. Значительно больше автора этих строк напрягает и огорчает то, что наши правоохранительные органы до сих пор именуются «милицией», а не полицией, каковой она являются де-юре.

Понятие «милиция», которым в Древнем Риме обозначали своеобразное «народное ополчение мирного времени», по умолчанию предполагает непрофессионализм участников и их бесплатное участие в движении. Жалование из казны «милиционерам» не полагалось: их должно было

кормить и обеспечивать благодарное население, по принципу «кто сколько может».

«Милиция» была призвана охранять римских граждан прежде всего от «коллегиумов» — своеобразного института местного самоуправления, прототипа управления шерифа в Штатах, представлявших собой вооруженные отряды из бывших легионеров и представителей различных диаспор. Основной функцией «коллегиумов» было то, что мы сейчас именуем «крыше-ванием». Хотя они и были абсолютно легитимной частью системы, от мафии в нашем современном понимании они не отличались ничем.

Принимая во внимание все вышеперечисленные исторические факты, мы имеем право со всей научной корректностью заключить: по существенным признакам наши доблестные правоохранители де-факто — таки самая натуральная «милиция».

Очевидно, мысль материальна в значительно большей степени, чем мы привыкли думать, и принцип «как вы яхту назовете, так она и поплывет» действует и в тех случаях, когда мы не знаем, что обозначает название.

Эволюционируем до команды — или деградируем до коллектива?

То, что выражение «трудовой коллектив» мы до сих пор продолжаем употреблять в позитивном смысле, не чувствуя заключенного в этом маразма, — явление абсолютно того же порядка. Хотя бы потому, что, как уже неоднократно упоминалось, коллективизм в сознании европейцев позитивным качеством отнюдь не является. Это — сугубо азиатская добродетель. Западная цивилизация оперирует понятием «кооперация».

В дословном переводе с латыни «кооперация» означает «взаимодействие», а «коллектив» — «согласованность».

Совершенно разные вещи, тем более в области организации производства и управ-ления персоналом.

Кооперация «по умолчанию» предполагает разделение функций и определенную степень независимости участников движения и сохранение каждым своей индивидуальности.

Коллектив — наоборот, воплощает стремление к полной взаимозаменяемости участников, приведение их к некоему общему знаменателю, их взаимозависимость. Любая зависимость неизбежно порождает страх, а страх — недоверие. «Позитивного морального климата» в «трудовом коллективе» не может быть в принципе — если, конечно, не причислять к «позитиву» тотальную круговую поруку.

В современной теории управления трудовые сообщества иногда делят на следующие три типа: «семья», «коллектив», «команда».

«Семья» — это сообщество, члены которого могут сказать: «У нас у всех здесь одни общие интересы».

«Коллектив»: «Мы делаем одно общее дело».

И, наконец, «команда»: «У нас — одна общая цель».

Принцип: «Мы все здесь делаем одно общее дело» с точки зрения управления — это полная катастрофа. Во-первых, таким образом запускается так называемое «мышление категориями процесса», когда результат на самом деле уже не важен — важно лишь то, чтобы «эта музыка звучала вечно». В результате «дело», которым все здесь «горят», так и не будет сделано.

Во-вторых, участники сообщества, объединенные вокруг некого «дела», которое становится вечным, автоматически переходят в режим «марафонцев», вынужденных экономить энергию. То есть они всеми силами стараются не переработаться. Именно в такой среде рождаются афоризмы типа «работа — не волк, в лес не убежит».

В-третьих, благодаря естественно возникающей в таких сообществах взаимозаменяемости и взаимозависимости, его участников очень легко поднять на бунт — явный или тайный. Стремление к минимализации усилий здесь практически неотделимо и неотличимо от стремления к максимализации награды.

Существенным признаком «коллектива» является то, что здесь никого невозможно уволить просто за некомпетентность. Приходится изыскивать другие поводы.

В противоположность коллективу, команда основана на принципе кооперации. Именно команду принято считать вершиной эволюции трудового сообщества — равно как его оптимальной формой существования.

Размышлял Аркадий Старовойтов

 

 

Еще статьи на тему: